Почему мне хочется угождать другим: причины в детстве

0
1723

Почему нам трудно говорить «нет» и как научиться

Когда приходится приспосабливаться

Сатир занимал вопрос, каково это — быть членом дисфункциональной семьи, где общение либо сведено к минимуму, либо то, что говорится, является обидным, запутывающим или просто ложным. Жесткие правила устанавливаются словно по волшебству, потому что никто их в явном виде не вводил, но каким-то образом все члены семьи знают об их существовании. О многом приходится догадываться, особенно детям, которым нужно найти способ безопасно встроиться в семейную систему.

В функциональных семьях, где родители сосредоточены на потребностях детей и не чувствуют себя обязанными «представлять закон», ребенок никогда не задумается о том, любят ли его, — этот вопрос даже не возникает.

В менее функциональных семьях, напротив, ребенок учится распознавать, какие его действия производят негативный эффект (родитель злится или игнорирует ребенка, например), а какие вызывают ответ получше (родитель улыбается или вознаграждает его каким-то образом). В интересах выживания ребенок начинает повторять эти действия и реакции на людей вокруг него, которые провоцируют хороший ответ, — это и есть приспособительная стратегия.

Так дети адаптируются к своим семьям, становясь людьми, которые поддерживают баланс семейной системы, позволяя ей оставаться на плаву. Сатир выделила четыре главные приспособительные стратегии, которые применяются детьми: «миротворец», «обвинитель», «рассуждатель» и «отвлекатель».

Это не типы личностей, но коммуникативные стили, которые определяют, как мы реагируем на других людей. По сути своей являясь защитными, они не отражают подлинные чувства ребенка, которые скрыты за проигрыванием сценариев.

 Почему мне хочется угождать другим: причины в детстве

Угождать другим людям

«Миротворца» Сатир на обыденном языке называют еще «благодетелем» — тем, кто хочет, чтобы все вокруг были счастливы, кто готов ради этого из кожи вон лезть. Такой человек дружелюбен, готов помочь, поддержать, невероятно щедр во всех отношениях, продолжает давать и давать даже сверх ожидаемого.

Проблема в цене этой невероятной щедрости: удовлетворяя потребности других людей, он забывает о себе. В сущности, он может уже и не знать, что нужно именно ему, потому что пренебрегал собой слишком долго. Потеряв веру в естественную способность быть любимым, он забывает о себе и своей самооценке. Это плата за условную любовь, которой противопоставляется любовь безусловная.

Если такие «благодетели» сосредотачиваются на других людях и помогают им исполнить свои мечты, это потому, что они потеряли связь со своим внутренним самоощущением и хотят избежать конфликта любой ценой. Термин Сатир «миротворец» раскрывает, что в действительности происходит: суть этой приспособительной стратегии — не столько угождать, сколько утихомиривать.

Такой человек успокаивает истерзанные нервы других людей и предотвращает агрессию. Он соглашается со всем, никогда не просит ничего в ответ и вечно извиняется, даже когда его не в чем винить. «Миротворец» всегда говорит «да» и никогда не произносит опасное «нет».

 Почему мне хочется угождать другим: причины в детстве

Обвинять, подсчитывать и отвлекать

«Миротворец» действует в паре с «обвинителем», который винит во всем окружающих и обнаруживает, что «миротворец» всегда готов взять вину на себя. Ни та, ни другая позиция не помогает человеку почувствовать себя действительно хорошо, но обе приносят временное облегчение: «миротворец» чувствует себя лучше, когда другой становится капельку счастливее, а «обвинитель» ощущает себя сильным, когда другие подчиняются ему и признают вину.

Тот, кто усвоил стратегию «рассуждателя», будет казаться беспристрастным и логичным. В реальности такие люди эмоционально отстранены, настаивают, чтобы все подчинялись правилам (этот тип также называют «компьютером»).

Четвертый тип, «отвлекатель», берет на себя задачу убеждать окружающих думать о чем угодно, кроме того, что в действительности происходит. Этот человек резко меняет темы разговора и все высмеивает.

Сатир предполагает, что проблема этих четырех позиций — в нарушении баланса между «Я», другим человеком и контекстом. «Миротворец» стирает себя с картины происходящего; «обвинитель» не принимает во внимание другого человека; «рассуждатель» теряет из вида и себя, и другого и уважает только контекст; а «отвлекатель» легкомысленно относится к себе и к другому, при этом теряя из виду контекст.

Через возвращение потерянной части — «Я», другого или контекста — истинное, подлинное «Я» начинает себя ощущать в безопасности и оказывается готово проявиться.

Думаю, большинство наших эмоциональных правил следует нарушать. Например: «Я никогда не должен злиться на любимого человека…» Такие правила нужно нарушать, потому что это бесчеловечные правила, которым просто невозможно соответствовать.

Вирджиния Сатир

Так не вытирают ли об меня ноги?

Не каждый заботливый человек — «тряпка», и вообще-то в моей книге никто не «тряпка». Но если вы гадаете, не причиняет ли вам боль собственное поведение и не приводит ли оно к самоотрицанию, возможно, вы стали лучше замечать свои нужды, и это хорошо.

Сатир бы поддержала вас и призвала больше думать о себе и своих чувствах. Она бы рекомендовала замечать, когда вас подмывает сказать «да», но думаете вы «нет», и посоветовала бы взять паузу перед ответом. Наконец, она бы предупредила, что, когда вы начнете устанавливать границы, другие люди станут обвинять вас в том, что вы «раскачиваете лодку». Но не тушуйтесь.

Сара Томли

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here